В оранжерее и в комнате

.

Кадочная культура цитрусовых имеет свою историю. Как утверждают ученые, она была известна людям уже несколько тысячелетий назад. Так, в III веке до нашей эры ученик и друг Аристотеля Теофраст — греческий естествоиспытатель, один из первых ботаников древности — писал о ней в своем труде «Исследования о растениях».


Давние традиции выращивания домашних цитрусовых существуют в Китае и Японии. В Стране восходящего солнца много столетий назад сложился культ карликовых деревьев, которые выращивали в цветочных горшках для украшения жилища. Передавая от поколения к поколению свои домашние растения, японцы ухитрялись в течение сотен лет сохранять в тесных горшочках деревья, не превышавшие в высоту и полуметра. Такие карлики получили название «бонсай». Уход за ними требует истинного искусства и знания особых секретов. Как утверждают специалисты-плодоводы, суть их — в исключительном режиме воспитания растений: предельном ограничении полива и питания, то есть своего рода искусственном голодании. Тогда дерево не растет в высоту, постепенно приобретает кряжистый, с укороченными веточками, извилистый и как бы танцующий ствол.
Очень древнюю историю имеют домашние лимоны в Азербайджане. Как выяснилось, они попали сюда еще до нашей эры непосредственно из Индии. Дело в том, что, несмотря на довольно теплый климат, культура цитрусовых в открытом грунте при обычных способах выращивания в большинстве районов Азербайджана невозможна — они погибают зимой от пониженной температуры, хотя она в этом южном крае и непродолжительна. Еще в давние годы местные жители разработали систему их комбинированного содержания — с весны до осени кадки выносят на улицу, а зимой заносят в помещение. В азербайджанских селах кадочная культура лимонов очень распространена — плодами домашних цитрусовых нередко торгуют даже на рынках. Во многих семьях передаются от поколения к поколению десяток деревьев и «секреты» их выращивания. В свое время ученые республики обследовали эти домашние коллекции в различных районах Азербайджанской ССР и выделили несколько форм самых высококачественных и урожайных лимонов, пригодных для массового размножения (одной из лучших была признана большая коллекция деревьев жителя Шуши Акима Бабы Мамедова — 200 кадочных лимонов разного возраста, с которых он регулярно каждую осень собирал по 2200 прекрасных плодов и еще не менее 500 штук оставлял дозревать до весны).
С XVI века в европейских столицах при дворцах королей и в домах высокопоставленных вельмож апельсины стали выращивать в специальных отапливаемых помещениях со стеклянными стенами, получивших название оранжереи (от французского слова «оранж» — апельсин). Деревья росли в больших деревянных ящиках и кадках.
В России первые лимонные деревца в комнатах выращивали при Петре I, а апельсиновые держали у себя русские бояре еще раньше, в XVII веке. Много цитрусовых завезли из Голландии, высадив их в «ранжерейных пологах» кремлевских садов Москвы.
В 1714 году Меньшиков построил под Петербургом дворец с большими оранжереями специально для разведения апельсинов и назвал его на немецкий манер Ораниенбаум, что означает в переводе «апельсиновое дерево». В 1780 году Екатерина II приказала слободу именовать городом, и присвоила ему подобающий герб: оранжевое дерево на серебряном поле (ныне город называется Ломоносов).
Оранжереи стали подлинным украшением известной подмосковной усадьбы XVIII века Кусково, принадлежавшей сыну героя Полтавской битвы П. Б. Шереметьеву. По сохранившемуся до наших дней свидетельству очевидцев, лимонные и апельсиновые деревья достигали там таких же размеров, как у себя на родине. А в случае заболевания какого-либо растения в Кусково собирался консилиум из лучших садовников всего московского округа. В 1786 году по случаю приезда императрицы был дан бал прямо в оранжерее под сенью апельсиновых деревьев.
В книге русского историка И. А. Забелина «Опыты изучения русских древностей и истории», вышедшей в 1873 году, приведен «Реестр заморских деревьев» — обстоятельный перечень растений московских оранжерей XVIII — начала XIX веков. Так, в описи Анненгофского сада под стеклом, что был на реке Яузе, названо количество растений за 1833 год: «Померанцев и лимонов прививошных — 170».
В большом количестве цитрусовые деревья культивировали в самых богатых подмосковных имениях. Например, хорошо росли они в оранжерее усадьбы Пехра-Яковлевское, что на высоком берегу реки Пехорка. Кстати, экзотическими деревьями имел возможность полюбоваться Александр Сергеевич Пушкин, который неоднократно приезжал сюда.
Однако самым известным ботаническим садом под стеклом, соперничавшим с лучшими иностранными той поры, был сад, расположенный в полутора километрах от Пехры-Яковлевского, — в Горенках (ныне город Балашиха). Их хозяин граф А. К. Разумовский для ухода за растениями и пополнения коллекции выписал даже высококвалифицированных специалистов из германских университетов. Итоги акклиматизации южных растений публиковались в трудах Московского общества испытателей природы, а позднее — в Ежегоднике организованного здесь первого в России ботанического общества. Более тридцати лет — с 1798 вплоть до 1830 года — горенский сад называли одним из чудес Москвы. Он состоял из 40 оранжерей и теплиц, длина которых достигала полутора километров! Позднее часть оранжерей перевезли в другое подмосковное имение — Архангельское, некоторые «потомки» деревьев, снискавших себе громкую славу, составили основу Московского ботанического сада. А библиотека и научные коллекции из Горенок стали достоянием Императорского Ботанического сада в Петербурге, основанного в 1823 году на так называемых Аптекарских островах. Там соорудили 35 оранжерей, где среди 25 тысяч растений цитрусовые заняли достойное место.
Оранжереи создавались и на окраинах России. Немалую известность приобрела оранжерея в Неборове под Скерневицами (ныне территория современной Польши). По распоряжению виленского воеводы ее приобрели в Западной Европе за 30 000 золотых дукатов и доставили в Неборово водным путем по Эльбе, Шпрее и Висле еще в 1735 году. Спустя почти столетие в 1828 году, польская писательница Клементина Гофман писала о ней: «Особое внимание всех посетителей Неборова привлекает оранжерея… В ней растет 200 апельсиновых и лимонных деревьев. Некоторые из них толщиной с дородного мужчину». Впоследствии хозяин оранжереи Зыгмунт Радзивилл уступил ее Александру II в счет долгов.
…«Конечно, весьма известна красота сего дерева, приятны запах от цветов оного и доблесть плодов», — так было сказано в специальном руководстве, посвященном выращиванию померанцев, — книге «Комнатный садовник», переведенной с французского и вышедшей в России в 1827 году.
Позже по цитрусоводству стали появляться не только переводные книги, но и отечественные, с изложением доморощенного российского опыта. В начале нынешнего века читатели «Полной энциклопедии русского сельского хозяйства» (С. -Петербург, 1902 год) имели возможность уже во всех деталях познакомиться с устройством «домов» для лимонов и с рекомендациями по их выращиванию. В частности, с такими:
«Эти растения никогда не проводят в оранжереях круглый год: при первой возможности их выносят на воздух, и единственным исключением является лимон, благополучно вызревающий в закрытом прохладном помещении и не требующий мягкого теплого климата, чтобы приносить в изобилии превосходные плоды…
…Особенно зябки цитрусы, страдающие не столько от влияния холода, сколько от действия осенних холодных сырых ветров, убивающих всю листву даже в том случае, если температура еще значительно выше нуля. Для вноса на зимовку всего лучше избрать ясный, сухой день, солнечный и безветренный; для выноса на воздух требуются обратные условия: тихая, мягкая, но влажная погода и, по возможности, облачное небо.
Что касается отопления, то топить нужно только в крайних случаях и возможно умереннее даже в самые сильные морозы; частая же топка, сама по себе, вредна для оранжерейных растений. Полезнее и надежнее снабжать окна ставнями, которые во время морозов каждый вечер запираются…
Поливку следует производить отстоявшейся, отнюдь не холодной водой; для такой цели лучше провести снаружи водопроводную трубу, а внутри оранжереи устроить кран, соединенный с резервуаром; воду сначала сливают в какой-либо водоем, помещенный внутри оранжереи, или в сенях ее, а затем, дав ей отстояться, пускают в дело».
Там же сказано: «Подобная культура лимона в оранжереях у нас применяется, например, в имении Лакаш генерала Беклемишева (Рязанской губ.); деревья его, частью очень старые, приносят круглый год множество огромных, чрезвычайно сочных плодов (см. журнал «Плодоводство», 1898, № 1)».
Воспользовавшись последней ссылкой, я сумел разыскать старый журнал и публикацию некоего А. Регеля. Понимаю, что нынче упомянутый журнал — библиографическая редкость, поэтому приведу несколько выписок из статьи «Лакашинская лимонная оранжерея» с весьма интересными для современного читателя подробностями:
«Довольно крупная оранжерея, длиной в 35 сажень, шириной более 4-х сажень, исключительно служащая для содержания нескольких сотен лимонных деревьев, не переставая быть чисто барской затеей, имеет, однако, и практическое основание: из всей довольно обширной семьи цитрусов лимон отличается наибольшей выносливостью… плоды его вызревают в оранжереях как нельзя лучше…
Лакашинские лимоны… в течение круглого года приносят множество крупных, сочных плодов, не содержащих зерен и отличающихся превосходным запахом и вкусом. Всей этой массы лимонов в одном хозяйстве, конечно, не израсходовать: поэтому продают окрестным жителям, которые охотно платят за эти лимоны по гривеннику, хотя у торговцев могут получать настоящие мессинские лимоны по обычной цене, т. е. по пятачку за штуку. Но главная цель содержания этой оранжереи все-таки не меркантильная, а чисто любительская…
Лимонные деревья — из числа, которых многие весьма солидного объема, и, видимо, довольно почтенного возраста, — помещаются в кадках, между которыми встречаются экземпляры, имеющие до 2-х аршин в диаметре. Земля в кадках состоит из смеси дерновой и парниковой; применяется ли какое удобрение — наверняка не знаю, но если применяется, то, вероятно, самое первобытное, так как оранжереей заведует простой русский мужичок, специально приставленный к ней и едва ли знакомый с культурными новейшими ухищрениями…
Летом деревья выставляют на воздух и образуют роскошную декорацию; остальное время они проводят в оранжерее, отапливаемой настолько, чтобы зимой температура постоянно держалась на 6 градусах. Воздух в оранжерее довольно влажный, но не слишком: избыток сырости отводится посредством душников, вделанных в потолок. Расположено строение почти так же, как обыкновенная плодовая оранжерея: лицевая стена, обращенная на юг, имеет около 1,5 сажен высоты и состоит из рам, содержащих неполированные зеркальные стекла в 1 аршин вышины и 10 вершков ширины. Кровля тоже стеклянная, поставлена под углом в 35°…
Раз подобная культура возможна, и притом в отношении не одних только лимонов, но и остальных сородичей, то почему бы не избавиться России от наплыва итальянского и испанского товара и не вывозить собственного продукта, который, как доказывает наличный пример лакашинских лимонов, может быть нисколько не хуже, а скорее лучше заграничного?»
В 1914 году в Санкт-Петербурге издано специальное пособие Н. Н. Шаврова по культивированию домашних цитрусов — «Комнатная и тепличная культура померанцевых растений», где в предисловии утверждается, что лимоны именно «в комнатах хорошо развиваются, дозревают и достигают размеров и качеств иногда выше, чем привозные. Комнатная культура лимонного дерева… не только имеет цель декоративную, но отчасти и утилитарную».
И далее: «Они представляют много преимуществ, сравнительно с другими комнатными растениями. Во-первых, очень выносливы и долговечны и имеют красивую вечнозеленую листву. Во-вторых, все растение пахнет приятно, выделяя летучее эфирное масло, которое, как и все эфирные масла, озонирует воздух, так что растения в значительной степени содействуют оздоровлению атмосферы комнаты. В-третьих, оно дает чрезвычайно приятно пахучие цветы и, наконец, дарит хозяину очень декоративные и хорошие плоды. Культура их весьма проста и содержание очень удобно».
На удивление всем изысканные плоды, выращиваемые в царских оранжереях, появились и в крестьянских избах. Около 150 лет назад в селе Павлово-на-Оке, неподалеку от Нижнего Новгорода, цитрусовые деревца завезли из самой Турции. С тех пор и начали жители села, а теперь города разводить лимоны и цитроны.
Позднее очаги комнатного цитрусоводства возникли на Урале и Северном Кавказе. Занимались им люди различных сословий и рангов. Мало кому известно, что в их числе был и Антон Павлович Чехов, выписавший из Никитского ботанического сада несколько кадок с лимонами.
Увлекался комнатным цитрусоводством еще в пору своей молодости Иван Владимирович Мичурин. В его дневниках за 1887–1888 годы мы находим записи о высаженных лимонных семенах и черенках. А давние читатели «Огонька» в номере журнала от 22 октября 1955 года могли видеть уникальную фотографию: И. В. Мичурин в комнате у окошка с плодоносящим лимоном. Великий садовод, создатель замечательных сортов яблонь и груш, уже в преклонном возрасте вернулся к своему юношескому увлечению.
В наши дни выращиванием домашних лимонов и апельсинов занимаются буквально повсюду, вплоть до заполярного Норильска. Занятие это доступно каждому, ведь даже в маленькой комнате всегда найдется окошко с подоконником — прекрасное место для лимона или апельсина, бывших оранжерейных неженок.
Ну, а что теперь стало с оранжереями? Сейчас они существуют только в крупных ботанических садах, уступив место другим, более простым и меньшим по размерам сооружениям — современным теплицам, в которых выращивают не плодовые деревья, а огурцы, томаты и зелень, Однако в последние годы традиция эта ломается, по крайней мере, в наших южных республиках. Так, крупные теплицы-лимонарии построены в Узбекистане и Таджикистане, недавно стали строить их и в Закавказье.
Интересный эксперимент проводился на Урале. Профессор Грузинского сельскохозяйственного института Б. В. Саджверадзе завез сюда, в подсобные теплицы Челябинского тракторного и электроцинкового заводов, свыше 800 саженцев лимонов, которые уже через 2 года порадовали рабочих этих предприятий весомым урожаем. Как считает профессор, выращивание цитрусовых может стать выгодным даже в условиях Урала и Сибири, особенно при использовании бросового вторичного тепла.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.