Сорта для комнатного сада

.

Сорт решает успех дела, — так говорил И. В. Мичурин. Это положение, справедливое для всего плодоводства, имеет особое значение для успеха в домашнем цитрусоводстве. Ведь важно выбрать не просто лучшим сорт, а тот, который наиболее приемлем именно для вашего жилища с его вполне конкретными условиями с ограничениями, скажем, светлыми или затененными, широкими или узкими окнами, свободным или маленьким подоконником, не говоря уже о температуре и влажности воздуха.


Из всех видов цитрусовых в домашних условие наиболее распространены лимоны. Их существующий сортимент достаточно широк, но в последние годы особую популярность приобрели пять сортов: Павловский, Мейер, Новогрузинский, Курский и Пандероза, которые растут и плодоносят на окошке, лучше других.
Павловский. Самый популярный среди любителей сорт средней полосы. Современный лимон Павловский — это результат длительного и постоянного отбора. Над селекцией растения более 100 лет трудилась большая армия безвестных энтузиастов-селекционеров.
Учеными Горьковского сельскохозяйственного института проведены широкие научные исследования сортов. Установлено, что он представляет собой не одну, а несколько десятков форм, отличающихся по морфологическим, биологическим особенностям и биохимическому составу. Любопытно, что они не только нисколько не уступают, но нередко и превосходят южные, выращенные на воле плоды. Большинство образцов отличается высокими вкусовыми достоинствами, тонким ароматом, приятным освежающим вкусом. Количество витамина С в мякоти варьирует от 25,5 до 57 миллиграммов на 100 граммов вещества, а в кожуре его в 1,5–2 раза больше. Кислотность колеблется от 4,3 до 7 процентов, соотношение ее с сахарами и ароматическими веществами в большинстве случаев весьма благоприятное. Средняя толщина кожуры — 4–5 миллиметров, но встречаются и тонкокорые — с кожурой в 2–3 миллиметра.
Павловские лимоны отличаются крупноплодностью, достигая 300–500 граммов, но в основном их вес составляет 120–150 граммов. Поверхность плода — гладкая и блестящая, редко слабобугорчатая, в разной степени шероховатая. По форме встречаются овальные, округлые и продолговатые — плоды.
Невысокая, как правило, урожайность лимона Павловский (обычно до десятка плодов с дерева) вполне компенсируется его относительно хорошей приспособленностью к недостаточной освещенности и сухому воздуху комнаты. Это самоопыляющееся растение с очень ярко выраженной ремонтантностью, хотя самое обильное завязывание плодов происходит два раза: весной — в марте и апреле, а также осенью — в сентябре и октябре. Цветение каждого цветка (обычно диаметром 3–4 сантиметра) продолжается 7–10 дней. Плоды полностью созревают за 8–9 месяцев, а в жарких квартирах с недостаточным освещением — примерно за год.
Листья этого сорта сравнительно крупные, длиной 13–15, шириной 5–8 сантиметров, различных форм — овальной, продолговатой, обратнояйцевидной или широколанцетовидной, разные по степени зазубренности на краях.
Вырастает растение в виде небольшого куста или деревца, достигающего высоты 1,5, редко 2 метра. Крона обычно округлая, диаметром до метра, со свисающими вниз ветвями, на которых иногда бывают короткие колючки.
Для Павловского характерны периоды роста: первый — с конца марта до июня, второй — со второй половины июня до середины июля, третий — с середины сентября до конца октября.
В Павлово этот лимон традиционно размножают черенками, но возможны и другие способы. Более того, прививки заметно ускоряют его развитие и иногда положительно влияют на урожайность.
Новогрузинский. Отобран селекционером Сухумской опытной станции ВИР Н. М. Мурри. На плантациях Грузии считается лучшим по урожайности и качества плодов.
Дерево сильнорослое, с хорошо облиственной красивой кроной, длинными тонкими побегами, большим осенним приростом. Средний размер листьев 12×4,5 сантиметра, они светло-зеленые, изящной формы — вытянутее удлиненные с заостренной вершинкой и слегка округлым основанием, с коротким слабо округлым черешком. Цветки крупные, наружная сторона лепестков с лиловым оттенком. Плоды лимона Новогрузинский смотрятся очень эффектно: удлиненно-овальные или продолговато-яйцевидные, с широким тупым соском, гладко-глянцевитой кожурой толщиной до 5 миллиметров, средний вес 120–150 граммов. Сочная и нежная мелко зернистая мякоть удовлетворяет самый изысканный вкус, обладает приятной кислотой и очень сильным ароматом особенно у только что разрезанных ломтиков.
Грузинскими исследователями определен химический состав мякоти: сахара-1,7 процента, кислоты 6 процентов, витамина С — больше 58 миллиграммов на 100 граммов вещества.
В открытом грунте вырастает мощным пятиметровым гигантом, сплошь усыпанным красивыми плодами (до 1300 штук на взрослом дереве!). В комнатных условиях он тоже очень урожаен, ежегодно радует десятками хорошо созревающих лимонов. Но это самый высокорослый из всех «домашних» сортов.
Зацветает на год-два позже других. Любопытно, что плоды у него в комнатных условиях получаются более крупными, чем в черноморских садах. Опыт ленинградцев и любителей других областей убеждает, что напрасно этот сорт рекомендуют только для южных районов. Он вполне приемлем и для средних широт, больше других сортов нуждается в обрезке и формировании, но особенно подходит для внутреннего озеленения служебных помещений, где большие размеры его кроны — до двух метров шириной — не являются помехой. Высокое, стройное, хорошо облиственное растение с многочисленными ярко окрашенными плодами будто создано для украшения фойе, светлых коридоров, залов, комнат отдыха.
Курский. Выведен цитрусоводом-любителем города Курска А. А. Фоменко в первые послевоенные годы путем отбора и направленного воспитания сеянцев лимона Новогрузинский. Неприхотлив, относительно устойчив к сухому воздуху и недостатку света, очень урожаен.
Родоначальник сорта — маточное растение — за первые шесть лет жизни дало в общей сложности 62 плода, а за четырнадцать — уже более 800, весом до 300 граммов каждый. Они достаточно кислые, ароматные и вкусные, долго хранятся. У деревца, пожалуй, только один недостаток — сильнорослость. Вырастает высоким и раскидистым. Поэтому, годится, прежде всего, для больших широких окон и требует ежегодной обрезки, формирования кроны (правда, автору за 15 лет выращивания и размножения лимона Курский удалось все же отобрать одну среднерослую его форму). Отзывчив на хорошую почву и усиленное питание, регулярные подкормки органическими и минеральными удобрениями. Приспособлен к выращиванию не только в комнате, но и в траншеях, грунтовых теплицах.
Мейер (другое название — китайский карлик, или китайский лимон). В начале века (в 1908 году) американский исследователь Франц Мейер обнаружил его в домах у жителей окрестностей Пекина, которые выращивали деревце в тесных горшках. Лимон назван именем своего первооткрывателя, но в его «паспорте» до сих пор не указаны «родители». По предположению одних ученых, это естественный гибрид между обычным лимоном и апельсином, другие считают его производным и родной селекции (возможно, разновидностью или гибридом особого — кантонского — лимона, отличающегося оранжево-красной кожурой). Из Китая этот гибрид США и в открытом грунте оказался очень урожайным: молодые четырехлетние деревья давали по 100 штук плодов, а одно, пятилетнее, посаженное в штате Алабама, однажды побило все рекорды — 1000 плодов!
В 1929 году из субтропиков США этот лимон завезли в нашу страну. Но из-за не совсем привычного вкуса широкое распространение он получил не сразу. Однако в наши дни благодаря повышенной морозостойкости, засухоустойчивости и слабой восприимчивости к болезни широко распространился в республиках Средней Азии, Грузии. Сравнительно недавно лимон Мейер вернулся в горшок — его стали культивировать наравне с другими традиционными комнатными сортами.
Сорт Мейер особенно удобен для небольших квартир. Он — самый низкорослый среди других сортов — карликовый с компактной, хорошо облиственной кроной.
Листья сравнительно маленькие или среднего размера, темно-зеленые. Бутоны и цветки обычно собраны гроздья, иногда единичные. Мельче, чем у других лимонов, белые или с синеватым налетом осенние цвет иногда имеют фиолетовый оттенок.
Округлые, почти без привычного соска, средней величины (по 100 граммов) плоды очень сочные (до 50 процентов сока), не слишком кислые и со своеобразным привкусом. Кожура, у них ярко-желтого, иногда почт оранжевого цвета, тонкая, с гладкой блестящей поверхностью.
Химический состав мякоти: сахара — 3,5 процент кислоты — 4,1 процента, витамина С — около 40 и P — не более 22 миллиграммов на 100 граммов вещества, из этого следует, что пищевые и целебные достоинств плодов заметно ниже, чем у других сортов. Но, как говорится, о вкусах не спорят: жители Таджикистана, например, предпочитают Мейер всем прочим.
Урожайность высокая, плодоносить деревце начинает раньше других сортов — уже на второй-третий год жизни, причем специфика лимона Мейер в том, что бутон гроздьями образуются и на побегах текущего года (для предупреждения истощения деревца часть бутоне надо обязательно удалять).
Деревце-карлик биологически пластично. Летом мирится с жарой, однако хорошо растет только на светлых окошках при увлажнении воздуха в зимние месяцы, иначе растение теряет почти всю листву и нередко гибнет.
Дженоа. Деревце слаборослое, без колючек, с хорошей облиственной, красивой кроной. Очень урожайное, цветет и плодоносит равномерно весь год. Качество плодов высокое, причем кожура их сладкая, без горечи. Выведен сорт в США. И еще в 40-е годы рекомендован для выращивания на подоконнике. У нас уже давно хорошо показал себя именно в домашних условиях. Так, в опытах ученых четырехлетние густо облиственные деревья, выращенные в горшечной культуре, давали в среднем по 50 плодов.
Пандероза. Представитель близкого к лимону рода (предположительно, гибрид лимона с грейпфрутом). Впервые получен Батумским ботаническим садом в 1926 году из США. На наших плантациях встречается только в коллекциях, а вот в комнатных условиях благодаря своему «покладистому характеру» — практически повсюду. И с каждым годом распространяется все шире (авторитетный знаток цитрусовых профессор А. Д. Александров, автор фундаментальных трудов о выращивании лимонов в открытом грунте и домашних условиях, выращивал у себя на подоконнике именно сорт Пандероза).
Дерево среднерослое, с раскидистой кроной, короткими толстыми побегами. Овальные листья очень плотные и крупные, размер их 15×8 сантиметров. Цветет гроздьями, обильно. Цветочных почек бывает настолько много, что они часто мешают нормальному формированию саженца: вместо веточек и листьев на укорененном или привитом черенке образуются бутоны (та же особенность нередко встречается и у лимона Мейер). Их приходится тщательно и своевременно (до распускания) обрывать, пока не появится нормальный побег, который быстро превращается в веточку с округлыми на концах листочками.
Цветки Пандерозы, как правило, крупные, с длинными лепестками.
Плоды весом до 500 граммов и больше обратнояйцевидной или грушевидной формы со светло-зеленоватой мякотью и множеством семян. Кожура толстая (до сантиметра), слегка шероховатая. Химический состав мякоти: сахара — около 4 процентов, кислоты — 4 процента, витамина С — больше 36 миллиграммов на 100 граммов вещества. Урожайность на 12-летнем дереве в открытом грунте — До 300 плодов, а в комнатном саду — несколько десятков.
Так же как и Пандероза, ближайший «родственник» лимона — цитрон. Традиционно его выращивают в Павлово наряду с местным лимоном. За красоту кроны и оригинальную форму плода цитрон начинает приобретать широкую популярность. Именно о нем Теофраст упоминает в своем труде «История растений», назвав индийским или персидским «яблоком». Теофраст считал этот плод хорошим лекарством от ревматизма, а также средством… от моли. По преданию, сопровождая Александра Македонского в его восточной экспедиции, Теофраст привез цитрон из Индии в Европу. В III или IV веке нашей эры в Италии научились выращивать это растение в кадках.
Плоды цитрона отличаются огромными размерами весом (нередко больше килограмма), а также бугристой и необычайно толстой кожурой — ее обычно с успехом используют для приготовления высококачественных цукатов. Это деревце отличается неприхотливостью и на подоконнике выглядит очень декоративно.
Химический состав мякоти: сахара — 2,5 процент кислоты — 4 процента, витамина С — 33 миллиграмма на 100 граммов вещества.
Есть и другие сорта лимонов, отличающиеся высокой урожайностью, декоративностью и устойчивостью которые наши ученые советуют выращивать в комнатных условиях. Но воспользоваться этими советами трудно по той причине, что указанные сорта растут только в коллекциях научно-исследовательских учреждений. Мандарины, апельсины, кинканы и грейпфруты, судя по всему, редко встречаются на подоконниках вовсе не по тому, что по сравнению с лимонами требуют большей освещенности или каких-то других, особых условий — скорей посадочный материал этих культур менее доступен. Однако они заслуживают широкого распространения, по этому приведем их краткую характеристику.
Вначале — об ассортименте мандаринов. Большая группа сортов объединена под названием «уншиу», что означает «бессемянный». Как предполагают ученые, эти самые морозостойкие цитрусовые отобраны более 500 лет назад в Японии из растений, завезенных из Китая.
Уншиу широколистный. Относительно невысокое дерево без колючек, с раскидистой шаровидной кроной. В открытом грунте достигает 3–4, а в комнате — не превышает 2 метров. Листья темно-зеленые, кожистые. Цветет обычно раз в году — весной. Цветы, как и у лимона, белые, с сильным ароматом, но поменьше. Плоды образуются без опыления — партенокарпически, семена в них встречаются крайне редко (в среднем на каждую тысячу плодов — 8 семян). Обычный вес плода-70 граммов, но в комнатных условиях может быть и большим, выход сока — не менее 71,5 процента, содержание сахара — до 8,3 процента, витамина С — 35 миллиграммов на 100 граммов вещества. На плантациях мандарины созревают после ноябрьских праздников, а в доме — немного раньше. Начинают плодоносить с трехлетнего возраста.
В последнее время интерес любителей комнатного садоводства привлекла внимание другая разновидность уншиу — семейство карликовых мандаринов из так называемой группы Васе. Своеобразным родоначальником ее считают мандарин Ковано-васе, завезенный из Японии еще в 1930 году. Сейчас имеется уже целый перечень крайне интересных для домашнего цитрусоводства карликов. Среди них несколько привезенных «иноземцев» — Нагахаши уншиу, Сугиама уншиу, Тьяхара уншиу, Михо-васе, Окитцу-васе, Нанкан, а также и выведенные нашими селекционерами формы и сорта — Картули саадрео, Миагава-васе, Абхазский раннеспелый и Агудзера.
Очень сладкие ярко-оранжевые плоды этих сортов размером чуть ли не с апельсин созревают на несколько недель раньше, чем уншиу. Урожаи деревьев удивительно щедрые, но главное — они свободно умещаются даже на самом маленьком окошке. В природе высота этих слаборослых деревьев — около полутора-двух метров, а на подоконнике и того меньше — практически не превышает 40–50 сантиметров. Плодоношение начинается на первом — втором году жизни. Настоящая находка для любителей! Многие из вышеназванных сортов я опробовал в своем комнатном саду. Самыми лучшими среди карликов, на мой взгляд, оказались три — Нагахаши уншиу, Сугиама уншиу и Картули саадрео. Прекрасно себя чувствуют на подоконнике, радуя вкусными и крупными плодами.
Ведущая культура среди цитрусовых — апельсины. Плоды удовлетворяют самый изысканный вкус благодаря исключительно приятному сочетанию освежающего аромата, сладости, кислоты и сочности. В апельсине до 10 процентов сахара и много витамина С — от 48 до 87 миллиграммов на 100 граммов вещества.
Для комнатного садоводства не меньшую ценность представляет исключительная красота апельсиновых деревьев с компактной, как правило, пирамидальной кроной, узколанцетными темно-зелеными листьями, на фоне которых солнышком выделяются золотистые плоды и белоснежные, с приятным свежим ароматом цветы.
Многие апельсин размножали семенами, благодаря чему возникло многообразие сортов и форм — около 300 названий.
Мерхеульский. Новый сорт, утвержденный Госкомиссией по сортоиспытанию в 1989 году. Выведен путем индивидуального отбора из производственных насаждений открытого грунта в Абхазии. Это карликовая форма — своеобразный клон, выделившийся из старого сорта Вашингтон Навел, который был завезен на Черноморское побережье из Калифорнии в конце прошлого столетия.
Дерево слаборослое, в субтропиках — до двух метров, с густой округлой кроной, короткими побегами, мелкими колючками. Листья среднего размера, плотные, кожистые, темно-зеленые, овальные, слегка заостренные на вершине, черешок слабо окрылен.
Плоды крупные, с характерным «пупком», шероховатой, ярко-оранжевой кожурой. Мякоть плотная и сочная, сладко-кислая, ароматная, без семян. Состав: Сахаров 9,16 процента, кислоты — 0,93 процента, витамина С около 60 миллиграммов на 100 граммов вещества.
Перспектива распространения апельсинов в наших домах связана с созданием и отбором низкорослых селекционных форм, подходящих для комнатных условий.
В этом отношении очень соблазнительны ближайшие родственники цитрусовых — кинканы — приземистые, удивительно красивые деревца с компактной шаровидной кроной. Плоды мелкие (от 6 до 25 граммов) оранжево-желтые, размером и формой немного напоминающие сливу или крыжовник, зреют на ветках обычно 5–6 месяцев. По вкусу они скорее похожи на мандарин, но превосходят его по содержанию витаминов, пектина, сахаров. Есть и другое принципиальное отличие плодов — это единственные из всех цитрусовых, которые едят целиком, не очищая от шкурки — очень вкусной и ароматной, насыщенной эфирными маслами.
Листочки поменьше, чем у других цитрусов, — кожистые, тупо заостренные, темно-зеленые сверху и светлые снизу. Мелкие белые цветы очень ароматны. Цветение — летом. Есть и важнейшее биологическое отличие кинканов: они имеют очень глубокий и продолжительный период покоя, продолжающийся с лета до марта. Крона пробуждается только в апреле и растет до конца мая (ежегодный прирост мал-7–9 сантиметров), зато вступает в плодоношение уже на первый-второй год жизни. Родина кинканов — Юго-восточный Китай, завезены в 1864 году в Европу коллекционером Лондонского общества садоводов Фортуне (латинское название кинканов произошло от его имени). Только в последние годы как самые морозостойкие из культурных цитрусовых (листья гибнут при –10 °C) привлекли внимание наших ученых, в частности, Сухумской областной станции ВНИИР, где собрана их богатая коллекция. Научный сотрудник Л. А. Оксузян несколько лет посвятила отбору самых ценных в пищевом и селекционном отношении форм и гибридов разных видов кинкана (их, кстати, три — японский, жемчужный и толстолистный). Какой же из них лучше всего подходит для комнаты? Хотя все они неплохо растут на моем окошке, окончательных выводов пока нет. Сама проблема оказалась, к сожалению, неисследованной. Правда, как сообщалось в довоенной печати, еще в 1927 году наши цитрусоводы получили из Японии кинканы именно «горшечного воспитания», но, увы, вскоре забыли о нуждах любителей. С точки зрения нынешних сухумских исследователей, наибольший практический интерес представляют, прежде всего, два сорта — Нагами и Мейва.
Жемчужный Нагами. В субтропиках деревце вырастает высотой до 3 метров, а в комнате — наполовину меньше. Плоды овальной формы, с блестящей оранжевой кожуркой, кисло-сладкие, весом по 6 граммов. В Сухуми собирают их с каждого дерева по 20 килограммов, то есть многие сотни штук, в комнатных же условиях — несколько десятков.
Толстолистный Мейва. По высоте деревце немного поменьше, но урожайнее, чем Нагами, с густооблиственной кроной. Плоды очень вкусные, округлые, весом до 7,5 грамма. В качестве важнейшего достоинства Мейвы Л. А. Оксузян называет слабую поражаемость вредителями — клещиком и ложнощитовкой.
…Как мне известно, у цитрусоводов-любителей Великобритании и некоторых других европейских стран распространен каламандин — гибрид кинкана с кислым апельсином. И, конечно же, не зря. Деревце исключительно декоративно — компактное и густооблиственное, с красивой овальной кроной. Листья небольшие, широко-ланцетные, кожистые, темно-зеленые, мандариноподобные. Плоды мелкие, плоскоокруглые. Ярко-оранжевая тончайшая кожурка гладкая и блестящая. Кисло-сладкая мякоть, очень сочная и нежная, удовлетворит самый взыскательный вкус.
Совершенно очевидно, что наравне с кинканом каламандин заслуживает самого широкого распространения среди наших цитрусоводов-любителей.
…Померанец (или бигарадия, горький апельсин) широко распространен во всех субтропических странах (кроме нашей) как основной подвой для всех цитрусовых. Существует много форм бигарадии, значительно отличающихся друг от друга. На мой взгляд, особый интерес представляет карликовая форма, которую традиционно выращивают в Павлове. Правда, здесь ее называют мандаринами и апельсинами — в зависимости от того, мелкие или крупные плоды на дереве.
У павловских цитрусоводов померанец обычно не вырастает выше 50–60 сантиметров. Настоящий карлик! Листья широколанцетные, светло- или темно-зеленые, длиной до 10, шириной — 4–5 сантиметров, с мелкобородчатой зазубренностью и коротким черешком.
Бутоны розового цвета, шаровидные, раскрывающиеся небольшие цветки с белыми лепестками, очень ароматны.
Плоды небольшие (от 30 до 80 граммов), округлые или плоскоокруглые, оранжевые, с тонкой кожурой, по аромату сходной с апельсиновой. Урожай дерева — 10–60 штук. Мякоть темно-красного цвета, сочная, но посредственного пресного вкуса, иногда с легкой горечью, Витамина С — до 40 миллиграммов на 100 граммов мякоти.
В Павлове это деревце ценят, прежде всего, как великолепное декоративное растение. По моему мнению, его целесообразно использовать также в качестве карликового подвоя для мандаринов, апельсинов и других комнатных цитрусов.
Из-за крупных габаритов своей кроны менее всего подходят для подоконника мощные деревья грейпфрута — огромных размеров крона может достигать в комнате трех метров в поперечнике. Старые и новые его сорта целесообразно выращивать только в просторных комнатах с широкими окнами, а еще лучше — в кинотеатрах, клубах, библиотеках, светлых фойе.
Правда, используя некоторые приемы, о которых пойдет речь ниже, можно все же несколько умерить бурный рост сильнорослых грейпфрутов, а в иных случаях с помощью регулярной обрезки и вовсе приспособить их для обычных подоконников.
В последнее время внимание московских цитрусоводов привлекли некоторые малораспространенные виды цитрусовых, в том числе ичангензис, выделяющийся красивой компактной кроной, а главное — особыми темно-зелеными листьями весьма оригинальной формы: размер крылатки почти равен основной листовой пластинке. Как плодовое растение ичангензис малоинтересен, зато исключительный интерес он представляет в качестве ментора — воспитателя сеянцев лимона. В 60-е годы автор диссертационной работы Г. Д. Чхаидзе установил резкое повышение способности к фотосинтезу у опытных сеянцев лимона, в крону которых были привиты ветки ичангского цитруса: спустя 3–4 года листья лимона становились темно-зелеными, что было вызвано быстрым накоплением в них хлорофилла, происходящим значительно быстрее, чем в контроле. Иначе говоря, у всех опытных сеянцев отмечено существенное повышение интенсивности фотосинтеза.
Опытные растения лимона по сравнению с контрольными, приобрели новое свойство — в три-четыре раза большую способность синтеза хлорофилла. Произошло изменение всей системы обмена веществ, повышение жизнедеятельности — этот вывод ученого, видимо, следует взять на вооружение цитрусоводам, мечтающим иметь такие жизнестойкие цитрусовые, которые способны мириться с недостаточной освещенностью. Кто знает, возможно, используя ичангензис в качестве ментора, удастся приспособить к домашнему подоконнику даже самые капризные южные сорта цитрусовых? Жаль только, что ветка ичангского цитруса доступна далеко не всем…
* * *
В дореволюционной книге Н. Н. Шаврова «Кадочная и тепличная культура померанцевых растений» в разделе «Выбор растений» читаем: «По своей выносливости они располагаются так: померанцы, лимоны, цитроны, мандарины, апельсины и помпельмусы. Если желают иметь в комнате красивое темно-зеленое растение, могущее по внешности совершенно заменить лавр, то надо остановиться на апельсине. Такой красивой шапки, как апельсин, не дает ни одно другое дерево у померанцевых.
Если желают иметь небольшое дерево со съедобными плодами, то можно остановить свой выбор на мандарине. Если не имеют возможность уделять очень много времени культуре и условия не особенно благоприятны, то лучше всего обратить внимание на японский померанец — кинкан и вообще на померанцы, особенно низкорослые».
С позиций сегодняшних знаний и опыта, а главное при большом разнообразии новых сортов, суждения Н. Н. Шаврова небесспорны. На моем подоконнике мандарины, например, растут и плодоносят лучше, чем лимоны. И, думаю, не случайно. В Институте физиологии АН СССР под руководством академика А. А. Рихтера изучалась потребность различных цитрусовых в свете. Максимальная потребность в нем зарегистрирована именно у лимонов. Они все в разной степени теневыносливы и столь же неодинаково отдельные его сорта приспособлены к комнатным условиям.
На этом стоит остановиться подробнее, так как у многих начинающих, цитрусоводов тут нет ясности, и продавцы саженцев нередко их вводят в заблуждение. Ныне в массовой продаже у нас преимущественно один сорт — Мейер. Привлекает он, прежде всего, своей карликовостью и способностью рано вступать в плодоношение. Однако рекомендован этот сорт, прежде всего, для южных областей страны, где зимой продолжительный световой день. В северных широтах из-за недостатка света в осенне-зимние месяцы он сильно страдает, требуя обязательного искусственного подсвечивания или же холодной зимовки.
Почему же тогда повсюду на рынках, а иной раз и в магазине северных городов продают именно Мейер? Увы, дело тут вовсе не в заботе о потребителях-любителях, а в доступности посадочного материала для продавцов: этот сорт преимущественно распространен в субтропиках, поэтому его оттуда и вывозят, полагаясь исключительно на неосведомленность и непритязательность северян.
Конечно, в иных случаях при очень хорошем уходе на ленинградском или московском подоконнике может приспособиться и Мейер (у меня, кстати, так и произошло), но лучше все же полагаться не на случай, а на закономерность.
Несколькими поколениями цитрусоводов проверено: нет пока лучшего сорта для северных областей, чем Павловский. Кроме него, в центральных российских областях неплохо плодоносит Курский. В районе Свердловска с петровских времен был распространен еще и Уральский, но, к сожалению, нет уверенности в том, что он сейчас не утрачен.
Правда, существует все же один своего рода универсальный лимон. В последние 10–15 лет практически во всех районах страны отлично зарекомендовала себя Пандероза.
Конечно, некоторые сорта в большей или меньшей степени могут приспосабливаться к новым условиям, хотя для этого требуется и не один год. Так, относительно неплохо прижился в Ленинграде южный сорт Новогрузинский, но пошел он не от завезенных сюда черенков, а от старого маточного дерева, растущего много лет в Ленинградском ботаническом саду.
Как известно, о выносливости лимонов можно судить по их максимальной способности сохранять листву в неблагоприятные осенне-зимние месяцы. Прежде всего, по этому показателю и ориентировался профессор А. Д. Александров, когда в течение пяти лет испытывал 12 лучших местных и зарубежных сортов. По 25 деревьев каждого сорта росли у него в горшках одного размера при одинаковом уходе и зимовке в теплой комнате. Итоги испытаний следующие: максимальная потеря листьев — у растений сорта Мейер, минимальная — у Дженоа.
Последний, как подчеркивал ученый, особенно устойчивый, зимой сохраняет хорошо облиственную крону. «Все южные сорта лимона, завезенные в Москву, Курск, Ригу, Ленинград и другие северные районы нашей страны, при комнатной культуре не выдержали испытания и, как правило, за очень редкими исключениями погибли. Наоборот, местные комнатные сорта там прекрасно растут и плодоносят», — таков вывод профессора.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.